Смерть ребёнка — это всегда трагедия, тем более, когда эта трагедия происходит в стенах медицинского учреждения. С февраля 2018 года одной из самых обсуждаемых тем в Саранске стала смерть 6-летнего мальчика. Он умер в Детской республиканской клинической больнице. Сюда юный пациент попал после проведения рядовой операции — удаления аденоидов — проведенной в частной клинике «КИМ». Разбирательством в этом деле занялось Следственное управление Следственного комитета Мордовии, а история тут же обросла кучей народных домыслов и умозаключений. И это логично, ведь кто-то же должен быть виноват.

Следком вел расследование 1,5 года. По мнению ведомства, для восстановления справедливости перед судом должен предстать анестезиолог-реаниматолог клиники «КИМ». Следователи полагают, что после окончания анестезии за состоянием мальчика не было организовано должного наблюдения, в результате — интенсивная терапия была начата слишком поздно. Обвинение, выдвинутое врачу, звучит так: «причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей».

Всё это время частники «КИМ» никак не комментировали случившееся. Клиника продолжала спокойно работать и ее специалисты по-прежнему делали десятки операций в месяц по удалению аденоидов маленьким пациентам. Но развитие ситуации вынудило медицинский центр пойти на диалог с общественностью. Дело в том, что в КИМ совершенно не согласны с выводами следствия. Представители медучреждения уверены: истинные причины смерти ребенка и виновники так и не установлены.

«Самое главное, что следственные органы, несмотря на многочисленные факты и доводы защиты, даже не пыталось установить их», — заявили представители клиники.

Выяснилось, что умерший мальчик наблюдался в детской поликлинике № 4. Здесь педиатр выявил у него эндокринологические нарушения и, со слов главного врача, он был направлен на обследование к эндокринологу.

«Затем, вместо надлежащего обследования ребенка, педиатр выдала ему справку об отсутствии противопоказаний к операции. А именно заключение педиатра является для оперирующих врачей основанием для принятия решения о проведении или не проведении операции», — поясняют в «КИМ».

Операция в клинике «КИМ» прошла в штатном режиме.

«После операции ребенок пришел в сознание, адекватно реагировал на вопросы, сам перелез с операционного стола на каталку, а в палате на кровать. Это обычное течение послеоперационного периода в нашей клинике: применяемый в „КИМ“ наркозный препарат выводится из организма сразу после прекращения его подачи, он не дает так называемого эффекта обратного ухода в бессознательное состояние. После операции врач анестезиолог-реаниматолог наблюдал за ребенком и когда состояние мальчика неожиданно ухудшилось, специалист немедленно приступил к реанимации. Но все меры реанимации в данном случае не помогли. Подчеркнем, изначально у врачей „КИМ“ не было информации о наличии у юного пациента каких-либо проблем со здоровьем и, по нашему мнению, причин для ухудшения состояния ребенка после операции не было», — описали ситуация в «КИМ».

В последствии, при патологоанатомическом исследовании у мальчика было обнаружено заболевание вилочковой железы — врожденная тимомегалия и другие нарушения эндокринной системы. Однако, со слов юриста частной медклиники, оценка результатов судебно-медицинской экспертизы была проведена без эндокринолога.

«Судебно-медицинские эксперты даже не дали оценку этим заболеваниям и их влиянию на развитие послеоперационных осложнений у ребенка. Поэтому мы самостоятельно провели независимое экспертное исследование в Москве и представили его результаты следствию», — сообщила юрист клиники.

Из заключения московских специалистов следует, что дети, страдающие врожденной тимомегалией, должны находиться под постоянным наблюдением эндокринолога, иммунолога, соблюдать определенные рекомендации врачей, избегать стрессовых состояний.

«При наступлении стрессовых ситуаций, каковой является и оперативное вмешательство, врожденная тимомегалия вызывает серьезные осложнения, которые даже приводят к смерти. Во избежание подобных последствий проводится предоперационное и послеоперационное лечение гормональными препаратами, которые помогают избежать осложнений. Из-за элементарного отсутствие информации, в „КИМ“ не имели возможности провести необходимую предоперационную подготовку и предвидеть развитие осложнений у ребенка после операции», — поясняют в клинике.

Следствие не взяло во внимание заключение независимых специалистов, представленное защитой. Требование о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы также было отклонено. Не дали согласия в СУ СК Мордовии на передачу расследования дела и проведение судебно-медицинской экспертизы в другой регион.

«Истинные причины, вызвавшие осложнения после операции, следствием не установлены, заключение основано на догадках», — уверены в «КИМ».

Очередным, но, возможно, не последним этапом в этой запутанной истории станет суд. После расследования, которое длилось 18 месяцев, главным обвиняемым органы следствия считают анестезиолога-реаниматолога частного медицинского центра «КИМ». А представители клиники «КИМ» надеются, что служители Фемиды не станут формально подходить к исполнению своих обязанностей и разберутся в ситуации, которая стоила ребёнку жизни.

 

ИА «МордовМедиа». При использовании материала гиперссылка обязательна.