Новости

Психолог Вадим Самылин: «Женщины просят научить их быть счастливыми»

15 марта 2019 18:10

Человеческая жизнь многогранна. В ней есть радость и горе, счастье и тревоги, дружба и недопонимание. И каждый человек хочет знать, как найти драгоценное равновесие в этом мире и быть счастливым, как не бояться, что тебя не осудят сверстники или родители. Есть специалисты, чье призвание – помогать людям разобраться в этом мире и понять себя. О проблемах горожан, их страхах и мыслях – все по полочкам мы раскладывали с практикующим психологом Вадимом Самылиным.

- Чтобы помогать людям, в первую очередь нужно быть врачом. Когда вы пришли в медицину?

- Официально мой врачебный стаж начинается с 2005 года, когда я получил диплом. Непосредственно в медицине я с 2002 года, когда начал работать санитаром в женском отделении наркологии. В тот момент у меня была идея пройти все ступени – с низов до вершины. Узнать все тонкости работы младшего и среднего медперсонала, изучить работу врачебного сообщества. С уверенностью могу сказать,  что самыми лучшими годами было время работы санитаром, поскольку там больше времени можно было общаться с людьми, стараться понимать их, чувствовать их проблемы и помогать. Видимо, поэтому на сегодняшний день частная практика мне больше импонирует.

- С какими проблемами люди к Вам обращаются?

- Чаще это отсутствие удовольствия от жизни. По разным причинам: болезнь, сложности с общением, страхи за будущее, вина за прошлое. Люди приходят за помощью, когда им сложно или неприятно становится жить, и они не могут найти способ это поменять.

- Чего не хватает этим людям?

- Сложно сказать. В каждом отдельном случае своя уникальная причина, своя история, своя боль. У кого-то это болезнь, у кого-то особенность организма, у кого-то «нездоровое» окружение. Что их объединяет? Наверное, нежелание меняться, страх неизвестности, боязнь ошибиться. Неверие в себя, в людей, в помощь. Иногда это приводит к тому, что есть страх потерять «выгоды» от своей болезни. Мало кто верит в то, что каждому из нас под силу самостоятельно улучшить свое состояние в несколько раз и затратить на это несколько минут.

- Кто чаще обращается к вам за психологической помощью?

- В 80% случаев за помощью обращаются женщины. Они приходят и говорят: «Я хочу счастья». Есть семья, достаток, квартира – а человек не чувствует себя счастливым. Для изменения состояния можно научиться осознавать и понимать, как именно работает это «счастье» и то, что мешает ему войти в нашу жизнь. Потом, когда приходит понимание, в чем дело, начинаешь задумываться, что эти знания нужно превратить в новый опыт. А тут без тренировки не обойтись. Потому что до этого момента человек жил по одним правилам, а теперь жизнь начинает меняться.

- Каким образом вы помогаете несчастным женщинам поменять угол зрения на существующую проблему?

Наш мозг не всегда осознает, что на любую ситуацию есть несколько точек зрения. Чаще человек выбирает что-то одно. Этот выбор делается неосознанно и необдуманно. Ты можешь чувствовать счастье, находясь даже в концлагере. А можно не найти смысла существования, живя на Карибах, имея миллионы, виллу и дорогую яхту. На сеансах, в безопасных условиях терапевтического процесса, мы рассматриваем ситуации под разными углами, иногда клиенту предписывается что-то по-другому делать и отмечать изменения. Улучшение состояния, жизни, отношений осознаются, проверяются и закрепляются.

- Сколько в среднем сеансов нужно человеку, чтобы он смог взглянуть на ситуацию с другого ракурса?

- Это зависит от глубины проблемы. Иногда, чтобы понять, что мешает счастью человека, достаточно одной консультации. Человек приходит, понимает, что он делает не так, и меняет свой взгляд. Но так бывает крайне редко. Чаще встречи продолжаются 5-6 месяцев. В большинстве случаев скорость изменений только вредит, потому что к «новому» человеку нужно еще привыкнуть. Известно же про созависимые отношения и про то, как в семьях сложно проходит процесс изменений, когда зависимый человек начинает вести трезвый образ жизни.

- С чем обращаются мужчины?

- С дискомфортом. Большинство приходят с соматическими проблемами. Да, у человека есть незначительные болячки, но сознание их раздувает до вселенского масштаба. На столько большое, что думает о том, что умрет со дня на день, от чего начинает изводить домочадцев. У некоторых таких клиентов доходит даже до разводов. У третьей категории людей болезни нет, но есть страх заболеть. И человек ходит по больницам, понимает, что чист. Но где-то в интернете он прочитал о минимальном риске заболеть какой-то болезнью. И он вновь проходит все обследования, выкладывая за это немаленькие деньги. Часто люди все понимают, но самостоятельно справиться со страхом и тревогой не получается.

- Приходят ли на сеансы подростки?

- Да, как правило, с травлей в школе. Они приходят и говорят, что не знают, как себя поставить, не знают, что делать. И не чувствуют поддержки со стороны родителей. Взрослые часто не верят ребенку или не придают важности их словам. Говорят, что всех травили. А когда начинаешь разговаривать с родителями и выяснять все, то понимаешь, что в самой семье то не все так просто. Был случай. Мама привела ребенка. Говорит, что в школе всех бьет. Разбираем ситуацию. Выясняется, что в этой семье наорать на ребенка, дать ему оплеуху – это нормальное дело. Соответственно, эти драки ребенок и переносит на садик, школу, «песочницу».

Не секрет, что любая семья – это сложный механизм взаимодействия, целая система отношений нескольких людей. Никто в этой системе не живет отдельной жизнью, а всегда каким-то образом влияет на всю систему. Это касается и детей. Часто плохое поведение ребенка является важным, «цементирующим» элементом для всей системы. Например, когда ребенок «косячит», то взрослые члены семьи, забывая на время свои разногласия и конфликты, объединяются для решения этой проблемы. Подсознательно понимая это, малыш стремится еще чаще быть «заметным» и «полезным». Это так называемые деструктивные механизмы стабилизации системы.  

Разбор подобных случаев в семейной психотерапии, с заменой деструктивных (разрушающих) механизмов на другие – конструктивные (помогающие), дает удивительные результаты.

- Какие это могут быть механизмы?

- Их достаточно много. Пожалуй, главным, является механизм осознанного конструктивного, здорового общения. Если говорить просто, то это желание каждого члена семьи договариваться. А обучение техникам общения мы берем на себя, используя весь арсенал психотерапевтических методик.

- За годы практики прибегали к лекарствам?

- Да, конечно. Первую часть своей профессиональной деятельности, как уже говорил, я провел в государственных больницах. Там иначе нельзя. Сама система медицинской помощи в современных стационарах, в том числе психиатрических, на мой взгляд, далека от идеальной. На одного врача может приходиться до нескольких десятков человек. Понятно, что в этом случае очень сложно по-настоящему вникнуть в суть происходящих проблем у больного и единственный способ ему помочь – это назначить фармакотерапию. Только в последнее время специалисты по организации здравоохранения начали обращать внимание на качество жизни пациента. До недавнего времени главное к чему стремилась современная психиатрия – это к «приведению пациента» в неопасного, для других людей, субъекта.

Даже сейчас часто лечение назначается на основании двадцатиминутной беседы врача с пациентом и изучения сопутствующей документации.

На мой взгляд, этого не достаточно для качественной помощи. Мы лечим не болезнь. Мы лечим человека. Для этого у современного врача должны быть все необходимые условия - качественное образование, правильно оборудованное место, достаточное количество времени и, конечно же, достойная оплата его труда. В большинстве мест, где я работал, есть к чему стремиться. Многие врачи часы напролет заполняют документацию, стремясь не попасть под «Дамоклов меч» проверяющих инстанций. Время же на общение с пациентами распределяется по остаточному признаку. Таковы реалии.    

Уйдя в частную практику, я перестал использовать лекарства. В настоящее время работаю в тесной связке с высокоопытными специалистами, к которым направляю людей с показаниями к приему фармакопрепаратов. Сегодня я уверен в том, что мозг человека гораздо сложнее, чем мы его представляем, и вмешиваться в процессы его работы любыми препаратами надо максимально осторожно.

- Часто ли приходят клиенты с психосоматическими расстройствами?

- Достаточно часто. Людям кажется, что причиной повышения давления, удушья, и даже аллергии и язвы желудка служит какой-то сбой в организме. Но иногда расстройство может быть связано с определенными переживаниями или сбоями именно психологической сферы. Этот тот пласт проблем, от которых может избавить психотерапевт самостоятельно или, что является более правильным, в связке с другими специалистами.

У меня жена аллерголог, и мы часто ведем спор, что же все-таки важнее в лечении «болезней тела» - таблетки и уколы или изменение образа мыслей, соответственно, и жизни. И приходим к выводу, что второе не менее важно. Например, был у меня случай, когда обратилась за помощью клиентка с аллергической реакцией на розы. При нахождении ее в комнате, где стояли розы, тут же начинался насморк, чихание, текли слезы и невыносимо чесались глаза. При проведении «теста» оказалось, что подобная реакция у нее развивается даже на бумажные розы (если, конечно, она не знала, что это не настоящие цветы). При помощи нескольких сеансов психотерапии «аллергическая реакция» ушла. Сейчас эта девушка розы любит больше остальных цветов.

- Есть какая-то определенная схема, объясняющая, как человек думает и воспринимает ту или иную ситуацию?

- На сегодняшний день одной из немногих научно доказанных и обоснованных направлений считается когнитивно-поведенческая терапия. Согласно этому направлению существует некий алгоритм того, как человек живет. Сильно упрощая ее можно схематически описать, разложив любое действие на несколько шагов:

  1. Человек что-то ощущает в мире - видит, слышит, чувствует и так далее. Это, так называемый, триггер или активирующее событие.
  2. После того, как человек что-то ощутил, у него возникает определенная мысль. Как правило, возникает на основании личного жизненного опыта или врожденных рефлексов.
  3. Мысль о событии рождает определённую эмоцию.  Она может быть приятной и не приятной.
  4. Эмоция же вызывает какое-то ощущение в теле и реакцию тела (действие).

Простой пример. Вы идете на пешеходном переходе. Вдруг рядом слышите громкий сигнал (активирующее событие). В долю секунды Вы либо замираете, либо начинаете быстрее бежать. На первый взгляд все просто, но на самом деле Ваш мозг проделал огромную работу за эти доли секунды. Сначала он услышал сигнал (восприятие триггера). Потом он понял (формирование мысли), что этот звук именно от машины и предупреждает об опасности (возникает эмоция страха). На эту эмоцию возникает реакция тела – ускорение или замирание.  

Считается, что одновременно у человека в голове витает 7 +/- 2 мысли. Все эти мысли живут или строятся на промежуточных убеждениях - наши правила, отношения или ожидания. Промежуточные убеждения живут на глубинных убеждениях – какой я, какие люди и каков мир. Они чаще закладываются в возрасте от 0 до 5 лет. Если ребенок будет знать, что люди хорошие и у него все хорошо, то он автоматически придет к ощущению счастья. И наоборот. Поэтому я верю в теорию, которая утверждает, что наркоман становится наркоманом именно в этом возрасте, а потом лишь ищет пути для реализации, скажем, своего предназначения.

- Применяете ли гипноз?

- Использую, но не всегда. Ограничиваюсь из-за того, что некоторые люди относятся к нему, как к чуду. Моя цель не дать человеку «кусочек чуда», а помочь прийти к осознанной жизни и быть радом, пока тот тренируется жить, управляя своим состоянием. Конечная цель наших встреч – сделать из клиента «маленького психотерапевта» для самого себя. Тут нет места «слепым пятнам» и чудесам. Тут больше про полное понимание того, что происходит. Что делает психотерапевт в данный момент, зачем это надо клиенту и как ему это поможет.

На каком-то этапе мы разбираем сам гипноз, убираем ложные иллюзии и мифы. Я стараюсь понятным клиенту языком объяснить, как это работает. Проводим тесты, смотрим, что клиенту больше подходит и нравится. Что он сможет потом применять, когда терапия закончится, и мы расстанемся. Это про тренировку самогипноза.

Когда человек впервые входит в состояние гипнотического транса, часто удивляется, на сколько все может быть приятно и необычно. Когда же в этом состоянии он находит важные моменты в жизни, которые в обычном состоянии практически невозможно вспомнить – это удивление переходит в очень приятное чувство, когда человек понимает, что своим прошлым можно управлять и даже его менять.

Например, у человека появляется паническая атака, что он умрет, если останется дома один. Это чувство ему запомнилось из-за того, что когда 30 или 40 лет назад его оставили одного дома и он сильно испугался, что его бросили. Вспомнив и перестроив этот эпизод в процессе гипнотерапии, человек полностью избавляется от подобных переживаний.

- Что за годы практики было для вас самым страшным зрелищем?

- В силу специфики работы я сталкиваюсь с трагическими историями из жизни людей. Особенно тяжело переживаются эпизоды, которые касаются детей из социально неблагополучных семей. Часто они подвергаются жестокому обращению и насилию со стороны взрослых близких людей. На помощь таким детям, как это не парадоксально, приходят сотрудники МВД и социальных служб.

- Как считаете, что сейчас прежде все нужно воспитывать в детях?

Думаю, что сегодня в ребенке важнее всего воспитать здоровую личность. Только это позволит ему в дальнейшей жизни правильно и безопасно ориентироваться..

- Помогая людям решать проблемы, Вы пропускаете часть негативных эмоций своих клиентов через себя. Как справляетесь с этим грузом?

- У каждого психотерапевта, в идеале, должен быть свой психотерапевт. У меня тоже есть такой специалист. Кроме того, я сам использую все методики расслабления, которым  учу своих клиентов.

- Какие у вас планы на ближайший год?

- Планов на самом деле очень много. Первое, мы с коллегами и друзьями планируем максимально развить онкопсихологическое направление бесплатной помощи жителям Мордовии. Учитывая остро сложившуюся ситуацию с эмоциональными проблемами подростков - суицидальные тенденции или депрессии -  также планируем запустить проведение курсов психологической подготовки детей к экзаменам и овладению навыками саморегуляции и снижения стресса. Есть мысли по созданию профессионального сообщества психологов, для улучшения и модернизации всей психологической помощи в Республике Мордовия.

 

ИА «МордовМедиа». При использовании материала гиперссылка обязательна.

Рубрика: Общество
Заметили ошибку в тексте? Выделите ошибку и нажмите CTRL + ENTER

Хотите, чтобы Ваша новость появилась на сайте MordovMedia.ru?
Свяжитесь с нашей службой новостей
(8342) 23-42-32, 23-42-92
no email

^